Welcome Guest :: Registration :: Login

Login form

Login:
Password:
Found an error? Select it with your mouse and press Ctrl+Enter
Orphus system

Russian Keyboard

Russian Keyboard


Categories

Russian Holidays [16]
Blog [56]


Recent entries

Playing in ClassRussian Fairy Tales in Russian and English (a book recommendation)Q&A: Is it true that you can not use the dictionary to learn new vocabulary?When is the best time to learn the Russian Handwriting? Part 1Why do I need to learn the Russian Handwriting?LAYING A GOOD FOUNDATIONО МАРИНЕ ЦВЕТАЕВОЙRussian History UnveiledNot from Russia but Speak RussianО картине Ивана Ивановича Шишкина " Утро в сосновом лесу"

Blog

СОН В ЛЕТНИЙ ДЕНЬ (ПОЧТИ ПО ШЕКСПИРУ)
       После дождливого, обычного для Питера июля, август выдался теплым и солнечным. Всю неделю сослуживцы рассказывали о своих грибных достижениях в прошедшие выходные, и Грибов решил взять день из своих неиспользованных отпускных и поехать в лес. Накопившиеся проблемы тревожили, а лес как-то успокаивал и освежал и, казалось, заряжал его энергией.
      Собрался он как обычно с вечера и рано утром поехал в Сосново. Народу в электричке было немного и на станции вместе с ним сошли всего несколько человек, которые немедленно растворились в лесу. Грибов действительно было много, и через пару часов его корзинка была почти полна. Августовский лес был хорош: рыжеватые сосны, ковер из белого мха, лёгкие паутинки. Было, именно что, тепло, а не жарко. Солнце проглядывало сквозь кроны деревьев и грело, но не обжигало. Кто-то- он не помнил кто  - назвал такое солнце "ласковым". В этот день и лес и сам день казались ему ласковыми тоже. Мысли о работе оставили его, грибы больше не занимали, и он просто шел, наслаждаясь прогулкой. Заблудиться он не боялся-компас и карта были при нем. Около полудня он решил передохнуть и стал подыскивать подходящее место. Раскидистая могучая сосна на пригорке как будто дожидалась его прихода - и он расположился под ней. Развернул нехитрую снедь, но есть не стал. Очень вдруг потянуло в сон. Он взлянул на часы и решил, что вполне может вздремнуть немного, если всякие лесные муравьишки не будут его тревожить. Раскинув руки, он улегся на теплый сухой мох и стал смотреть в небо сквозь густые сосновые ветки. И приснился ему сон.
       Его собственные сны часто волновали его, а иногда и пугали. Ему казалось, что в них содержится что-то важное, какой-то знак, но что именно он не мог разгадать. Так, однажды, ему приснилось, что он, командир взвода, стоит со своим помощником на перроне и ждёт отправки на фронт. Бывшие курсанты прощаются со своими девушками и родителями поодаль. Играет военный оркестр. Нарядная публика сочувственно приветствует отъезжающих. Он достает портсигар из кармана новенького мундира и предлагает закурить своему приятелю. Оба солидно, так, закуривают. Пощипывают отрастающие усишки, снисходительно посматривают на молодых офицеров. Они старше их на целых полгода. Вдруг он замечает церковную лавку внизу, между платформами. Молодцевато спрыгивает с перрона и направляется к ней. Немолодая женщина в белом платке что-то выкладывает еще на прилавок.
- Что, сынок, на фронт? спрашивает она, когда он подходит.
- Да, мамаша, отвечает он баском.
- Как звать - то тебя?
- Георгий я.
- А вот, возьми-ка образок, говорит она и протягивает ему небольшую иконку.
Он лезет во внутренний карман и достает портмоне, вытаскивает пять рублей и подает их женщине. Та отказывается, и ни в какую не берет деньги. Тогда он, чуть смущаясь ее настойчивостью, благодарит и укладывает иконку в нагрудный левый карман кителя.
- Храни вас Господь, родимые, говорит женщина вслед ему.
       В этом странном сне еще много чего произошло. Он запомнил все увиденные детали, потому что сразу записал их. Размер пятирублевой купюры, портмоне, ремни портупеи, внутренний нагрудный карман, - все это удивительным образом соответствовало реальным, того времени вещам. Еще он съездил в Пушкин и Павловск и нашел тот самый вокзал. Дед его действительно был офицером в Первую Мировую. Получалось, что во сне петли времени как будто сблизились, и он словно увидел эпизод из жизни своего родственника в 1914 году. Позже, поразмыслив, он пошел в церковь и купил иконку Св. Георгия. На всякий случай. С тех пор он всегда держал бумагу и карандаш рядом с постелью, чтобы записать всё увиденное во сне, ничего не опустить.
      В этот же раз ему снилось, что заснул он решительно и надолго, "но не тем холодным сном могилы." Он видел себя со стороны, откуда-то сверху. И одновременно был внизу, на земле, вернее уже в земле. Чувствовал, как сквозь него прорастает трава. Было щекотно. Потом выпал снег. И расстаял. Снова пришла весна. Потом лето и снова зима со снегом и морозом. Потом время как будто спрессовалось и мчалось все быстрее. Тело, вернее, то, что от него осталось, постепенно погружалось все глубже. Он становился частичкой всего на свете. Страшно не было. Он знал, что это сон, что он может проснуться в любой момент, стоит только захотеть. Было любопытно, а что же дальше? Все это время он продолжал видеть себя со стороны, и одновременно мог видеть какие-то эпизоды из своей прошлой жизни, неясные тогда, но абсолютно ясные теперь. Но не они интересовали его. Было восхитительно ощущать себя частичкой всего-воздуха, земли, космоса, все знать и все чувствовать. В какой-то момент мелькнула мысль, а сон ли это? Что-то уж очень много всего происходило.
       Чтобы успокоить себя он решил открыть глаза, а потом закрыть их, чтобы досмотреть этот удивительный сон. Но не тут-то было. Как он ни старался, глаз было не открыть. Стало немного тревожно. Тут он вспомнил, что есть проверенное средство - надо ущипнуть себя. Но руки ему не повиновались, словно были не его, а, может, земля не отпускала. Пошевелиться не удалось. Стало жутковато. Вроде бы, сон. А вдруг, не сон? Было здорово ощущать себя частицей всемирного разума или океана мировой души. Но его место было здесь, на земле. Он еще многого не сделал в своей жизни. Сколько же вообще времени прошло как он заснул? Сто лет? Тысяча? Откуда-то сверху он вернулся обратно и снова лежал под деревом и смотрел вверх.
       Сосны меняют свои иголки круглый год, вдруг вспомнилось ему. Он поймал себя на том что следит за иголкой, которая оторвалась от ветки и, кружась, неспешно полетела вниз. Когда иголка коснулась его щеки (он ждал этого) он мгновенно открыл глаза и, потрясенный, вскочил на ноги. В лесу ничего, как будто, не изменилось. Тот же легкий ветерок, тот же редкий птичий говор. Он посмотрел на часы.
       Его сон длился чуть больше пяти минут. 


                                                                                                                                    Олег Загорский
Category: Russian Holidays |
Comments: 0
Only registered users can add comments.
[ Registration | Login ]